Иконография Святой Троицы Рублева: продолжение

Итак, вчера мы рассмотрели, что «Троица» преподобного Андрея Рублева на самом деле была творением соборным, как и всякая икона. А именно прп. Никон Радонежский благословил отца Андрея написать эту икону в память об их общем духовном наставнике — игумене Сергии Радонежском, который имел особое отношение к учению о Троице вплоть до того, что основанный им монастырь наименовал в честь Святой Троицы.

Продолжим рассматривать эту удивительную икону. За каждым из Ангелов изображен свой символ. За первым Ангелом (если смотреть слева-направо) возвышаются строения — в виде легких воздушных палат, которые обычно символизируют радостное и вдохновенное познание, ведь именно труд зодчего явился в христианстве образом духовного преуспеяния — «домостроительства». За средним Ангелом изображено древо, которое обозначает не только знаменитый маврийский дуб, но и является символом жизни (древо жизни), а также путь и воскресение. За третьим Ангелом находится гора, как символ всего возвышенного, библейский символ восхищения духа. Если соотнести эти образы с Лицами Святой Троицы, то за средним Ангелом находится Древо жизни, которое Господь посадил в Раю (Бог Отец), за левым Ангелом — символ божественного домостроительства (Бог Сын), за правым Ангелом — гора как восхождение к горнему, духовному миру (Бог Дух Святый). И другая интерпретация говорит нам о соотнесении в этих символах трех составляющих нашего бытия — неживая природа (гора), живая природа (древо) и деятельность человека (архитектура как символ всей культуры).

Существуют различные интерпретации относительно расположения Ангелов как символов Лиц Святой Троицы. Одна из самых распространенных — что в центре мы видим образ Бога Отца, Которого мы не можем видеть непосредственно, но, по слову Спасителя, «видевший Меня — видел Отца», то Он изображен в одеждах Христа, а справа по отношению к Нему сидит Сын.

Но как это ни странно, — как замечает преподаватель Коломенской духовной семинарии, Ирина Константиновна Языкова, — это не самое главное в этой иконе. Стоглавый Собор 1551 года утвердил икону Андрея Рублева в качестве канонической, подчеркивая, что это не изображение Божественных Личностей, а образ Божественного Триединства. Поэтому Собор запретил надписывать Ангелов, отсекая таким образом всякую возможность указать окончательно кто есть кто. Также для этого образа было запрещено изображать так называемый «крещатый нимб» – иконографический прием, который всегда указывает на Христа.

На столе нет еды, только Чаша с главой тельца — как символ Жертвы Христа. Средний Ангел благословляет Чашу, а остальные Ангелы благосклонно соглашаются с необходимостью Этой Великой Жертвы. Символ «Чаша смертная», что было столь актуально для преподобного Андрея и его времени, должна быть выпита полностью…

Пожалуй, нет на свете более яркого и доходчивого образа единения, единства, согласия и общей любви, как тот, что был явлен святым Андреем в этом образе, в положении тел, ликов, рук, взора Сидящих.

Интересным представляется одна из интерпретаций того, что может означать маленькое окошечко в столе. Известно, что каждый Святой Престол в каждом православном храме имеет в своем основании ковчежек с мощами святых мучеников. На иконе он пуст — что может означать как бы вопрошание Бога к человечеству — «Что ты, человек, ответишь на эту любовь Христову? Какой ты готов дать ответ?»

Поздравляю всех, братия и сестры, с праздником Святой Троицы! Храни всех Бог!

Священник Александр Кузьмин